Дети и возможности пространства

24.09.2019

 

 

Высшие Силы: Серафим Саровский

Ведущий: Софоос

Ведущий: Сегодня 24 сентября 2019 года. Я – Софоос. Я приветствую Учителя Серафима и хотел бы определить тему: «Возможности настоящего пространства, будущего пространства для воспитания детей, для их восприятия новой действительности с точки зрения некого вектора конструктивного развития».

Высшие силы: Я приветствую тебя. Я – Серафим Саровский. Я очень рад освещать эту тему, поскольку в настоящий момент времени все показатели внешнего пространства стремятся к деградации, к коэффициентам понижения человеческих свобод, качества жизни, структуры мышления, системы восприятия новых правил, социальных модальностей, законов и т.д.

Все эти процессы имеют определенный смысл, определенное значение, и я бы не сказал, что они имеют причины или какие-то побудительные моменты. Все эти процессы больше определяются затухающим сценарием, поскольку сам по себе сценарий не может направиться ни в одну из зон тех аспектов, которые требуют Души, требуют те состояния, которые должны развиться у человека, как его качественный рост свободы, состояния гармонии, радости.

Здесь причина очень простая, она понятна, она одна. Это — система управления цивилизациями, которая определилась уже в последние 15-20 лет. Эта система управления дает определенный эффект только в одном направлении – это создание определенной обстановки ожидания войны, это создание обстановки ожидания финансового кризиса, это подача иллюзии и формирование событийных рядов по отношению к массовому обесцениванию тех параметров и ценностей, которые были созданы до этого периода времени — это любовь к искусству, любовь к литературе, любовь к различным видам культурных действий: танцу, музыке и т.д.

Все эти состояния мимикрируют, изменяются, превращаются в другие современные формы, образуя неповторимый, иногда даже интересный, многоцветный контент перемещения различных красок, различных поколений, различных взглядов. Но все эти неповторимости, они тонут в системе общего «недомогания», душевного «недомогания», культурного «недомогания», мыслеформенного «недомогания» и в том числе телесного, поскольку человек, несмотря на то, что многие из людей, которые особенно заняты в бизнесе, заняты в системе собственных состояний и понятий о здоровье, пытаются это здоровье поправить.

На самом деле мы наблюдаем очень часто обратную картину, когда физические упражнения, занятия, даже прогрессивные виды занятий, такие как плавание, не создают положительных балансов и иногда наоборот вытягивают, растягивают те деструктивные состояния, которые нужно сбрасывать, нужно анализировать, нужно превращать их в обратные действия – не сопротивления, а анализа, растворения и т.д.

Очень часто сам баланс физических упражнений превращается в процедуру защитного свойства для удержания, для фиксации деструктивных событий по отношению к будущему. Как это ни странно, но это так.

Я об этом говорю несмотря на то, что тема у нас — дети, потому что это касается прежде всего родителей, их образа жизни, их состояний, поскольку привнесенные значения, спортзалы, состояния некоторых форм развития, увлечения очень часто формируются цивилизациями, их системой управления. И эти формы развития формируют долгосрочные системы взглядов, системы раздражения, системы нетерпимости по отношению к тем или иным параметрам пространства.

А какие параметры пространства на сегодняшний день очень часто становятся нетерпимыми? Это, прежде всего, внимание к тем культурным ценностям, которые остались, сохранились от старой России, от тех взглядов, от тех накопленных состояний, которые образовывались Душами, их единством, их пониманием пространства будущего. Это иногда называется культурным наследием, иногда это называется духовностью России, иногда это можно назвать самым ценным состоянием, что есть у русского народа.

Эти состояния преобразуются, изменяются и иногда трансформируются в самые неожиданные форматы качественных признаков. Что происходит в результате при взаимодействии с подрастающим поколением? Те родители, которые получили какой-то импульс, какие-то достаточно большие ценностные взгляды по отношению к культуре, по отношению к пониманию свободы личности, пониманию свободы взглядов, на сегодняшний момент переводят эту систему построения форм восприятия пространства в игнорирование, в форму вялого протеста, а чаще всего определяются в состоянии апатии, в состоянии инерции по отношению к окружающему пространству и сценарию.

Это, прежде всего, определяется через интернет, определяется через социальные сети, где критика, где формы обсуждения определены словесными параметрами, определены некой системой построения взглядов, последовательностей, где после определенных критик не ищется результат, не ищутся какие-то соотношения с новыми формами, с новым пониманием, а просто обсуждение продолжается дальше.

Поэтому возникают как бы две платформы, два состояния спящих наблюдателей. Одна платформа соглашается и безропотно потребляет все то, что ей дает новое пространство. Вторя платформа игнорирует, отворачивается и пытается найти собственный образ жизни, собственное понимание вещей, явлений, знаний и пытается окружить себя состоянием, общением, в котором существуют какие-то здравые идеи, мысли, состояния свободы.

Естественно, само внешнее пространство, которое наращивает коэффициенты торможения, коэффициенты деградации, оно не является в этой части поддерживающей структурой, поскольку оно больше побуждает к разворачиванию наблюдателя от него, к разворачиванию от тех событий, которые в будущих сценариях эти сценаристы хотят выстроить. Получается, они волей — неволей разворачивают зрителя в обратном направлении от той картинки, которую хотят вставить в фокус внимания.

В финале получится следующий результат. Когда эта картинка все-таки появится как обозримое деструктивно понимаемое событие, как некий сценарий, как некая форма нового состояния пространства, то основная часть наблюдателей будет либо глубоко спать и вообще не реагировать на состояние этого сценария с точки зрения каких-то осмыслений, свобод, правил, состояний возможностей собственного поведения. И лишь очень узкая часть наблюдателей, которые проснулись, которые могут объективно оценивать состояние пространства с точки зрения каких-то критериев ценностей, категорий понимания конструктивного взаимодействия, оценят эти состояния с точки зрения собственных возможностей.

По сути, можно было этот сценарий и не создавать, поскольку он мог бы прекрасно быть отыгран в фантомных мирах, где отсутствуют Души, где отсутствует понимание процессов у наблюдателей, а есть только некий механизм, как кинолента, который прокручивает и определяет те или иные взаимодействия как программное обеспечение.

Здесь же получается примерно такой же результат. То есть апатия населения, его отсутствие интереса к вкусу жизни, интереса к системе ценностей, которые были ранее сформированы как культурное наследие, как русский дух, как состояние внутренней свободы, практически полностью растворены, дезавуированы и заменены на другие форматы восприятия, которые определены сейчас внутри вас как состояние неуверенности, как состояние невозможности что-то спланировать в будущем, как состояние непредставления того будущего, даже, если говорить откровенно, и нежелание его, поскольку многие, убедившись в том, что само пространство будущего ничего хорошего уже принести не может, либо не приносит, либо если и приносит, то с большими проблемами, с большими задержками, начинают как бы сторониться этого будущего, начинают уходить в собственный внутренний кокон состояния планирования над пространством внутри себя и вне себя.

Это состояние планирования достаточно хорошо изучено нами, Учителями, и оно возникает как раз в те самые периоды, когда сценаристы пытаются заставить население, наблюдателей просматривать новый сценарий. Но он не смотрится, от него отворачиваются как от очень плохой картины, которую снимали режиссеры как бы нехотя, как бы из-под палки, как бы под цензурой. Так вот эта цензура находится гораздо выше, в системе слоев 6-7 мерности цивилизационного сообщества, и те нормативы, те диапазоны, которые поступают оттуда, как раз и не вписываются в состояние тех пространственных возможностей, которое оно предоставляет.

Это примерно так же, как если бы человек пришел смотреть объемный цветной многомерный фильм с очень глубоким содержанием, а ему показывают документальное черно-белое кино 30-х годов. Примерно так выглядит сейчас сценарий снаружи, поскольку он не только сам по себе достаточно абсурден и даже иногда смешон, но с другой стороны, он сам по себе не вызывает самого главного – это доверия к пространству будущего, это доверия к собственной Родине, состоянию некого внешнего пространства единства, собственно, даже русского народа.

Это доверие можно сформировать только перед внешним врагом, перед угрозой войны, но никак не в виде какой-то системы внутреннего соведения, внутренней политики, идеологии. Само пространство побуждает определенные взгляды, идеи. Эти идеи и взгляды совершенно не направлены на развитие внутренних человеческих возможностей, качеств и т.д.

И вот в такой среде находится абсолютное большинство детей, которые образуют некую систему будущей большой проблемы, поскольку эта проблема уже пришла в наш быт, в нашу обстановку, в наше состояние. Если пять лет, десять лет назад мы говорили о том, что эта проблема только нарастает, то сейчас она стоит в полный рост. Это состояние тех исполнителей, тех наблюдателей, которые уже пришли на рабочие места и выполняют, поддерживают часть этого сценария. Их состояние можно оценить как состояние не присутствия, не участия, не любви ни к собственной работе, ни к собственному состоянию возможностей, а тем более к будущему.

И это стало массовым явлением, поскольку в основном своем большинстве цивилизации, организуя некое место работы наблюдателей, в силу своих очень сильно ограниченных возможностей, состояния опыта, диапазонов развития, просто принуждают человека работать в том или ином месте, заставляя его иногда брать бессмысленные кредиты, заставляя его практически с молодости проникать в такие деструктивные события, которые, в общем и целом, положены для взрослого человека, для состояния уже полного развития личности.

Эти состояния уже определены. В массе своей молодое поколение не только игнорирует внешнее пространство восприятия и пренебрежительно относится к нему и с точки зрения государства, и с точки зрения старшего поколения, но, самое главное, оно не может сформировать собственных ценностей, собственного состояния.

А, следовательно, если говорить о тех детях, которые образуют состояние возможностей этого пространства, о тех родителях, которые образуют это пространство, его читают, создают, мыслят, то необходимо сказать, что это как бы единоцельное понятие. Не может у родителей, которые воспитывают ребенка, родиться и образоваться, и воспитаться свободный ребенок с точки зрения формата их взаимодействия друг с другом. Не может создаться творческая личность, если сами родители активно не являются такими же людьми и не образуют творческие коэффициенты, творческие состояния. Не может родиться гармоничный, благостный, определенный в любви ребенок, если у родителей нет внутри этой благости, гармонии и состояния внутренней уверенности в себе, внутреннего спокойствия, свободы.

И еще раз возвращаясь к потерянному наследию, именно внутреннее состояние свободы, именно внутреннее состояние гармонии и любви было очень часто присутствующим элементом русского народа в разные периоды взаимодействия, даже в советскую эпоху, а особенно в царское время, особенно в деревнях, особенно когда песни лились над реками, полями, образуя некий единый эквивалент понимания России, как некого единого целого.

И само по себе состояние разъединения с помощью квартир, городов, имущества, денег достигло вершины собственного потребления, поскольку на сегодняшний момент это состояние, эти надстройки уже не приносят того результата, который необходим.

И все нововведения, цифровые технологии — они как бы вводят человека все дальше и дальше в пространство изоляции, в пространство, в котором нет общения, в котором есть только оценки, в котором есть только стимулы к потреблению, в котором есть вездесущая реклама, некий смысл сформированных взглядов, который относится к потребительским ресурсам, к страхам, к уверенностям в том, что необходимо зарабатывать деньги для того, чтобы получить что-то.

Вопрос выгоды, вопрос определения себя в пространстве денежных эквивалентов — он на самом деле не то, чтобы навязывается, он стал нарицательным, и иногда он приносит плоды. Но самое главное, что он не приносит счастье, потому что Души, видя этот сценарий, проникая в него, не могут удовлетворить себя в самом главном. Они не могут удовлетворить себя в общении между наблюдателями, между друг другом, потому что сам контент этого пространства, его сам сценарий подразумевает разъединение людей с помощью гаджетов, компьютеров, плохих условий существования, плохих условий быта, плохих условий отношений внутреннего состояния к внешнему.

А что это такое? Внутреннее состояние – это прежде всего возможность любить других людей, само пространство, желание общаться, объединяться, определяться в системе гармонии. На сегодняшний день эти состояния становятся все более редкими и определяются в основном там, где существуют учебные процессы, где существуют группы студентов. Да и то на сегодня все больше и больше становятся модными технологии обучения изолированные, на дому, с помощью интернет-сайтов и т.д. и т.д.

И все эти процессы, по сути, рождают совершенно новые поколения родителей, уже вторичное поколение, которые родились уже как некий остаток, послед достаточно сильно измененного общества, в котором очень мало выражены ценности категории 4D, конструктивные параметры гармонии, счастья, радости, свободы, благости, любви. И все эти параметры уходят на задний план, перестают существовать для человека как некая форма ценностей, поскольку он уже определяет состояние будущих своих замыслов, идей совершенно в другом формате, в другом состоянии.

Если раньше люди зарабатывали деньги, чтобы стать счастливыми хотя бы мысленно, хотя бы самообманом, то теперь этого процесса уже нет, потому что вера в счастье, вера в радость у многих полностью улетучилась и заменена алгоритмами Главного Определителя в виде других состояний, других ценностей, других возможностей. И одной из возможностей является карьера, другой возможностью является власть, третьей возможностью является гордыня и т.д., и т.д. Хотя сама гордыня происходит больше из полей Душ, чем из внешних, но есть еще внешние дублеры, которые как бы формируют подобные состояния внутри эмоционально-чувственных каркасов.

А, следовательно, определяя это состояние по отношению к детям, можно сказать, что у детей не так уж и много возможностей формирования условий воспитания с той точки зрения, чтобы определилась личность, свободный человек, определилось состояние необходимых действий по отношению к будущему, по отношению к собственным взглядам.

На сегодняшний день в лучшем случае вырастает ребенок, в котором формируется взгляд на жизнь с точки зрения либо выживания, либо потребления того, что уже накопили родители, либо дублирование тех процессов, которые они создали в виде семейного бизнеса и т.д. Все эти состояния тождественны по отношению к полю мировоззрения, поскольку его просто нет. У человека нет формирования будущего с точки зрения развития своих способностей, творчества, своих взглядов, своей информации. И это является фактом, который устоялся, и уже продолжается более 20 лет с точки зрения нарастания активности.

А, следовательно, можно сказать одно: если родитель хочет преобразовать своего ребенка, он должен, во-первых, найти наставников, которые еще сохранили эти внутренние качества свободы, любви, внутренней гармонии, и, объединив определенных детей (я сказал слово «определенных», потому что это значит – не всех) в единые группы понимания, воспитания, определять состояния форм дальнейшего развития.

Я бы не назвал это даже обучением, поскольку воспитание, обучение и развитие являются совершенно разными понятиями с точки зрения нас, как Учителей. Само по себе состояние обучения — это все-таки больше приспособление ребенка к будущему пространству, его поклонение, подчинение, создание из него, по сути, лабораторной мыши исполнительного характера, солдатика системы, который будет знать, как работает этот сценарий и механизм.

И в принципе здесь ничего особенного и не надо делать. Достаточно отдать ребенка в любую школу, и его воспитательный процесс, его успехи, с точки зрения деструктивного взаимодействия в будущем, никак не будут зависеть от его успехов в учебе и т.д. И это уже константа. Это уже статистика в формах проявленности.

Если говорить о воспитании, то воспитательный процесс находится в системе параллельных соведений. С одной стороны, ребенка можно воспитывать как творческую личность, как состояние свободной личности и как состояние проявленной личности, как некую форму общественного участника, который любит общаться, который ценит это общение, который внутри себя содержит коммуникабельность, потребность в этом общении, и эта потребность будет сохранена на всю его оставшуюся жизнь.

С другой стороны, можно воспитать в нем и состояние любви к искусству, к пению, к музыке и т.д. А можно и воспитать совершенно другую личность, в которую будут заложены только деструктивные противовесы этого пространства – это любовь к деньгам, любовь к власти, любовь к самому себе с точки зрения гордыни и т.д.

Все эти состояния привносятся воспитанием, поэтому сам воспитательный процесс – это некие методы, которые привносятся в сознание ребенка, и в том числе иногда и родителей, и которые создают в этом ребёнке определенные участки понятий, будущую жизнь, его состояние целеполагания, формирования новых ситуаций.

Но если говорить о развитии, это как раз то, чего сейчас остро не хватает в обществе, в понимании мироздания в целом. Развитие — это не только привитие ребёнку категорий любви, гармонии, радости, счастья, свободы и управления мыслеформами, анализа мыслеформ, временем и так далее, в том числе и творчества, фантазии, но это ещё и постоянное представление себя в будущем, постоянная потребность создавать внутри себя картины тех пространств, тех явлений, которые у ребенка возникают как некая необходимость побыть в таком-то месте, поработать одному или с друзьями, пообщаться в таких-то условиях, создать что-то другое и так далее.

Все эти творческие внутренние состояния сейчас родителями замещаются в виде предложений походить в тот или иной кружок, поучаствовать в тех или иных программах привития навыков, тренировках, кружках и так далее.

Все эти системы – они, с одной стороны, хоть и навязчивы, но, с другой стороны, могут принести хороший результат. С другой стороны, они не дают главного, они не дают раскрытия внутреннего потенциала видения себя в будущем. И этот внутренний потенциал видения себя в будущем называется у вас формированием личности, формированием тех основ, тех состояний, которые могут раскрыть эту личность.

И такие школы есть, хотя они сейчас активно закрываются, преследуются. Это просто уже время, это просто уже пространство, это просто уже те цивилизации, которые, не испытывая и не желая создавать нечто подобное, начинают просто действовать методом запретов, методом исключений, ничего не давая и не привнося в это пространство.

Я, в общем-то, вкратце описал ситуацию, описал состояние обучения, которое возникает в сегодняшний день. А резюме такое: если детей не соединить в коллективном взаимодействии с помощью опытных наставников, имеющих навыки создавать представление о будущем, о творчестве, об управлении мыслеформами, то в принципе можно и не начинать процесс обучения детей, поскольку сами по себе родители на сегодняшний день нуждаются в очень большой трансформации в системе изменения собственных образов, понимания жизни, взглядов, отношений, и самое главное, оценки внутренних страхов, которые являются супинаторами, поддерживателями и, будем говорить так, фундаментом тех состояний, которые образует их собственная жизнь. Если есть вопросы, задавай.

Ведущий: У меня есть вопрос про родителей. Этот фундамент страха — он на сегодняшний день усиливается с точки зрения, опять же, баланса общества и состояния видения будущего ребенка или уменьшается?

Высшие Силы: С какой-то стороны он усиливается как некая составляющая экономического, финансового взаимодействия, получается большая неуверенность в будущем и т.д. Но продвинутые люди просто выныривают из этой ситуации, понимая, что там нет дальше никакой перспективы, и начинают уходить в фермерские хозяйства, в поселения. И это действительно выход, хоть и для некоторых — недолгий, но выход. С другой стороны, получается, что это усиление создает как бы поршень, толчок к следующему шагу.

У некоторых это усиление вызывает ограничение собственных возможностей и втягивает их в состояние рецессий, состояние деградаций, состояние депрессии и т.д., то есть они не могут найти выход, они ожидают от пространства каких-то подачек, хорошей работы, зарплаты, каких-то взаимосвязей с бизнесом.

И сразу скажу, что ожидать от этих взаимосвязей больших результатов совершенно бессмысленно, поскольку сейчас при данной обстановке нагрузка с точки зрения деструктивного взаимодействия на наблюдателей пространства резко увеличилась. О причинах этого взаимодействия я сейчас не могу рассказать, но это действительно так.

Ведущий: Спасибо, Учитель. Спасибо за беседу.