Три платформы образования

04.07.2019

 

 

Ведущий: Софоос

Высшие Силы: Серафим Саровский

Ведущий: Сегодня 4 июля 2019 года. Я приветствую Серафима Саровского и хотел бы определить тему: «Результаты внедрения тех образовательных процессов, которые сейчас определяются в нашем пространстве в трех типах: образование с перекосом на цивилизационное развитие, смешанное, образование для тех, кто будет определяться в 4D, т.е. управлять пространством восприятия».

Я хотел бы узнать Ваше мнение и определить Вашу точку зрения этой новой формы обучения.

Высшие Силы: Я приветствую тебя. Я – Серафим Саровский. Я рад определять данную тему, поскольку она не только интересна, она является основообразующей, и в том числе в вашей жизни, потому что ваши дети, ваши последователи будут определять ваше пространство именно таким образом, каким вы сейчас пытаетесь его преобразовать, изменить. По сути, все изменения, которые вы вносите в детей, это изменения в вашу дальнейшую жизнь, потому что рано или поздно вы уйдете на пенсию, на отдых и будете определять это пространство уже с теми результатами, которые получены, которые уже видны как вложение сегодняшнего дня.

Что хотелось бы сказать о сегодняшнем дне. Можно сказать, что начался массовый поиск. Можно сказать, что начались изменения подходов к образовательным процессам. И та школа Макаренко, те классические инструменты советской школы были, по сути, уничтожены принудительной деградацией, которую привнесли такие цивилизации, как серые, как краснокожие, в том числе и достаточно высокопоставленные цивилизации из Орионской системы, и цивилизации, которые определяются как некие финансовые участники, это — ануаки и т.д.

Мне бы не хотелось сейчас показывать пальцем на конкретных инициаторов этого процесса, но все это было определено как некая закономерность, которая сначала разрушается и переводится в абсурд. Именно абсурдность образования, его несостоятельность, его недееспособность и для старого сценария, и для нового и есть результат их так называемой «творческой» работы в кавычках.

Дело в том, что каждое новое введение, с одной стороны, определяется цивилизацией как их внутренняя система творчества, вложений, их искреннее желание изменить что-то, с другой стороны, есть Вышестоящие Системы, которые в миллионы раз мощнее, и они просчитывают все последствия, все результаты. И, естественно, никто не ожидал от привнесения в обучение, которое сейчас проходят дети в школах, каких-то положительных результатов. Как раз ожидали то, что будут выходить люди, которые неспособны поддержать этот сценарий, который и пытались, по сути, улучшить с помощью своих привнесений цивилизации, но у них не хватило ни опыта, ни возможностей, ни просчетов по отношению к будущему.

И в финале получилось, с одной стороны, хуже, то есть появилось много молодых людей, которые неспособны ни понимать, ни определять, ни трудиться, а с точки зрения каких-то вложений могут только перенимать опыт у каких-то наставников, у каких-то профессионалов. С другой стороны, пространство резко оголило свои слабые стороны, свои ребра, в которых уже требуется совсем другой режим соведения, совсем другой режим иллюзорного сопровождения.

Как вы заметили, ваша событийность практически не пересекается с такими объектами наблюдения, как завод, предприятие, как нечто, где люди должны стоять у станка. Все эти процессы стали совместимыми с некими творческими состояниями, с бОльшим свободным временем, конечно же, при наличии обязательств. Я описываю общие состояния так называемой работы.

Работа – это форма принуждения, которая обеспечивается, во-первых, зависимостью от финансов, зависимостью от социума и инерционными состояниями, которые привносятся близкими людьми, знакомыми, государством. Эти состояния и пытаются «заставить» тех, кто сейчас работает, мы имеем в виду молодежь, а не старое поколение, и это получается очень плохо, поскольку молодежь на сегодняшний день процентов на 80-90 просто не хочет работать и даже избегает этой работы в принципе, поскольку не считает ее необходимой, поскольку считает, что есть другие пути выживания, есть другие пути интересов, и эти интересы сформированы, с другой стороны, так называемыми социумными программами: телефонами, «инстаграмами», «телеграмами» и т.д.

С одной стороны, это очень радостно, поскольку здесь возникает чистая территория, территория для создания совершенно другого уровня воспитания, образования. С другой стороны, эти молодые люди явились жертвами тех необходимых состояний, которые на сегодняшний момент создают уже необходимую платформу, которая формируется вновь, которая формируется уже как состояние не переходного, а настоящего периода. И этот период необходимо охарактеризовать до того момента, как я начну отвечать на твой вопрос.

Сам период на сегодняшний день — это самое главное, это расслоение сценария на две части, на два аспекта восприятия. И это расслоение идет полным ходом, и здесь множество подтверждений и иллюзорных, и качественных по форматам, по событийному ряду человека. И это расслоение на сегодняшний день имеет внутренний сценарий, сценарий расхождения каждого индивидуально по собственным полям восприятия, по собственным полям действительности. Это расхождение пока углубляется, пока определяется как некое необходимое состояние. У этого расхождения нет общего сценария, а есть разные сценарии, и ваш сценарий, который определяется в категориях 4D, он уже появляется, он уже создается, хотя в очень и очень небольших состояниях.

Дело в том, что, естественно, первоочередная задача каждой цивилизации – создать те формы образовательного процесса, которые поддерживают сам сценарий и ту форму развития, которую они определили. Разница между тем, что было, и что есть сейчас, состояние цивилизационного развития — существенная.

Во-первых, сами цивилизации поменяли свою структуру, свою степень влияния, свое отношение и, собственно, саму модель определения наблюдателя в пространстве. Исчезает такое понятие, вернее начинает исчезать в системе управления, как статус человека, как его «портрет», облик, который был нерушимым, который соблюдался так же, как закон иллюзии. Человек знал, что он мужчина, что он работает на таком-то предприятии, что у него есть жена, дети, у него есть зарплата, какие-то обязательства, какие-то состояния, дружба и т.д. Эта статусность поддерживалась практически всю жизнь и определялась как единоцельная программа понимания человеком себя и его понимания со стороны окружающих.

Сейчас статус человека, его личное пространство, внутреннее состояние представляют для тех, кто уходит вправо, достаточно размытое облако, в котором он начинает искать собственные интересы, собственные вектора понимания, собственные вектора развития. И эти вектора развития очень часто являются настолько малопонимаемыми, неопределенными, что у человека возникает просто желание поездок, занятий спортом, йогой, но не углубление собственных знаний в пространстве восприятия.

Это очень частый уход, это очень частое состояние. Этим процессом очень часто рулят цивилизации уже нового класса, новой системы понимания. И они создают разные виды сопричастия человека с пространством будущего, естественно, если у этих цивилизаций есть взаимоотношения с детьми, как родительское начало, и у тех детей, у кого есть соотношения с теми цивилизациями, которые являются цивилизациями правого толка, возникает желание и совмещенный эквивалент действий по отношению к тем принципам, к тем закладкам, которые формируются сейчас в пространстве.

Естественно, это пространство пока не является управляемым и не планируется к управлению еще достаточно долго с точки зрения этих цивилизаций конкретно.

  • Следовательно, они создают наблюдателя, который способен просто выбирать в определенном диапазоне, создавать некие выборы значений, которые они определяют как некую систему диапазона восприятия, как некую систему выбора событий и т.д. И эти выборы — это и есть небольшой аванс человеку в его состоянии условного развития, поскольку этим выбором он может двигать себя в различных направлениях в системе пространства восприятия. Таким образом, меняется его событийность и жизнь, и соприкосновение по полям энергообмена со всеми Вышестоящими Системами.  Это очень интересная модель с точки зрения условной новизны, но она является больше инерционной, больше минимальным коэффициентом развития. Это не то, что требует  основное количество Душ. Это лайтовый вариант изменения, если хотите сказать, трансформации человека.
  • Другой вариант, который могут определить цивилизации нового типа, который определяется в пространстве, это смешанный вариант. И он действительно есть, существует. Этот смешанный вариант, прежде всего, основан на сращении сценария и тех возможностей, которые может вложить творчество человека в его состояние сближения с разумной платформой Монады с его условным свободным мышлением, которое он проявляет по отношению к будущему, прошлому, настоящему.

Этот вариант гораздо более сложно управляемый, гораздо более сложно направляемый в конкретное русло. И у этого варианта существуют определенные недостатки, поскольку любая цивилизация, которая выбрала такую модель образования, такую модель воспитания ребенка, человека, должна очень критично и строго подойти к самим родителям, поскольку сами родители, в данном случае, должны превратиться уже в творческий элемент, в творческое состояние, в ту модель поведения, которая уже предполагает, предугадывает, располагает для ребенка теми полями возможностей, которые у него существуют.

Само по себе создание тех или иных состояний, тех или иных внутренних возможностей, тех или иных побуждений, есть аспект очень важного критерия понимания самим родителем того пространства, которое он требует от ребенка, которое он пытается создать. Как правило, этого понимания нет или есть, но в очень суженном аспекте.

Следовательно, во втором варианте необходимо очень полно, очень усиленно работать над родителями, чтобы дать возможность детям не только соприкасаться со сценарием в тех представлениях, которые есть у родителей, а это также устаревшая версия, но и в тех состояниях, которые требуют творчества, свободы. И здесь выступают уже образовательные методики, которые создают платформы на более свободных уровнях обучения, и здесь у каждого проявляется индивидуальное начало.

По сути, любое творчество, любое состояние фантазии, представления требуют и свободного времени, и состояния раздумья, и состояния одиночества в каком-то условном эквиваленте. Естественно, у многих родителей таких разрешений, таких видений нет. Следовательно, эти состояния подминаются под родителя и превращаются в обыкновенное насилие в образовательном плане.

Естественно, тогда смешанный вариант не получается. Следовательно, чтобы идти смешанным вариантом, нужна договоренность между цивилизациями, Учительской Системой, которая будет преследовать именно этот треугольник, именно это состояние взаимодействия с пространством будущего.

Именно эта модель формирования наблюдателя больше интересует и Главного Определителя, поскольку такие наблюдатели векторно, интуитивно на уровне представления фантазии могут создавать представления о будущем опыте именно в деструктивных коэффициентах, именно в системе тех ролевых, социальных, сценарных начал, в которых и строится сценарий, в которых и строятся поля возможностей каждого ребенка. И этот сценарий требует наиболее полного усилия работы родителей именно с детьми, поскольку никто для них формировать эти усилия больше не будет, за исключением тех наставников, которые есть рядом.

«Почему это требует больших усилий?», – можно задать такой вопрос. Потому что соединение сценария и творчества – это, по сути, соединение льда и огня. Потому что любой сценарий — это не свобода. Любая диктовка — это уже ограничение, любая работа, любая принадлежность к какому-то техногенному функционалу – это уже не свобода. И выращивание человека, который ценит и свободу, и ограничение этой свободы одновременно, это задача не из легких. И эта задача есть установочная, постановочная, которая ставится, как спектакль, шаг за шагом. Это то, что касается смешанного варианта.

  • И вариант конструктивный или вариант управления пространством восприятия. Он уже не требует влияния родителей на детей. Поскольку сами родители совсем не представляют, что такое иллюзия, что такое пространство восприятия. И в данном случае от них требуется только доверие к наставникам, к учителям и погружение в эту среду, как среду возможностей, как среду результата. Здесь есть уже политика отрыва от сценария, политика так называемой конформации* с точки зрения определенного взаимодействия с настоящим, будущим и прошлым. Но эта конформация, она не является закономерной, а больше случайной выборкой, поскольку сама последовательность выбора ребенка по отношению к будущему является, безусловно, его внутренней характеристикой, его фантазией, его внутренним ощущением самого себя и будущего. Именно учить ребенка ощущениям себя, своей Души, своего начала, своей Разумности – это и есть целое искусство. Это целый мир, который определяет ребенка в состоянии полного, полновесного погружения в свои возможности, в свою цельность, в свою внутреннюю фантазию, в свою защищенность по отношению ко всем внешним явлениям. Естественно, такие дети при воспитании требуют и процессов, и окружения, и коллектива, и единомышления, и, естественно, готовности педагогов управлять пространством и своим, и детей.

Естественно, это требует и взаимоотношений с родителями, но там оно уже идет по директивно заданному типу, поскольку в данном случае родителям доносятся три состояния необходимого контакта. Это доверие, это невмешательство, это любовь, которая должна привноситься в состояние растущего в этом образовательном пространстве ребенка. Этот ребенок не только должен обрастать любовью, но и любовью своих единомышленников, воспитателей, всего того, что он видит и слышит.

Естественным образом, можно задать вопрос: «А что получится из этих трех сценарных, образовательных пространств на выходе?» Это достаточно легко просчитывается в нашей мерности Учителей.

Из первого сценарного образовательного пространства получатся слуги сценария. Они будут больше обслуживать сценарий, проводить его соведение, больше определяться, естественно, в директивном мышлении, больше определяться в той системе, которая будет создавать техногенные объекты, создавать необходимые условия их применения, в том числе коэффициенты зависимости. Я имею ввиду те системы, которые будут замещать деньги, те, которые будут определять некие функционалы обмена, функционалы паритета по отношению к вложениям в пространство восприятия тех наблюдателей, которые существуют.

Вы можете спросить: «Как это так?» Трудно представить человека, который живет в иллюзии среди единомышленников в понимании того пространства, которое есть, в продвинутом состоянии уже в поселении, уже в среде обитания, который будет обсуждать серьезно деньги или какой-то обмен. Это все равно, что взять сейчас ракушки и набить ими карманы, и пойти в магазин за покупкой телевизора, либо плейера, либо еще чего-то. Это будет также смешно выглядеть, поскольку никаких денег, никаких финансовых эквивалентов обмена не существует с точки зрения вышестоящей мерности. Существует сценарий, в который встроены эти функционалы зависимостей, эти привязки, эти ориентиры.

Естественно, и состояния тех людей, которые обладают возможностями управлять пространством, видеть себя свободными, сам функционал денег и обмена будет находиться на крайне ограниченной зоне возможностей, поскольку это больше дань прошлому, это так же, как смотреть старые фотографии городов, родственников и т.д. Следовательно, здесь вопрос в том, что получится из представлений тех, кто получил данное образование.

Из первой категории это будут люди, которые будут, естественно, верить в тот сценарий, в то пространство и слабо разбираться в Мироздании, поскольку им это будет не нужно. Но у них будет способность выбирать, предполагать, но в тех диапазонах, которые будут им предписаны сценарными цивилизациями – здесь все просто.

В смешанном варианте все гораздо сложнее, поскольку сам по себе уровень сращения является не только сложной личностью, но и противоречивой. А, следовательно, в этом так называемом состоянии, а оно, еще раз объясняю – предпочтительнее, еще раз говорю, что это сложнее, будут рождаться люди, которые будут ценить и техногенный сценарий, и города, и взаимодействие с пространством восприятия, и также ценить свою свободу, свое внутреннее состояние мышления, свою фантазию. Это состояние искусственного сращения, единства будет определяться в определенной среде, прослойке, которая будет объединяться в среду продвинутых людей, элиты, подкасты или той молодежи, которая сейчас будет зарождаться. Ее развитие придется на 2025-2030-2040 г. Это будет определенная прослойка людей, которая будет понимать и законы иллюзии, и некий смысл рационального зерна в развитии тех концепций, которые предлагает сценарий, но уже с большими изменениями, уже с добавлениями, уже с собственным привнесением за счет не только выбора, но и предложений новых за счет фантазии и т.д.

Естественно, у таких людей судьба будет складываться больше, как у художников, у актеров, у преподавателей, у работников творческих профессий. Их будет, естественно, немного, но если их будет даже 3-4%, это уже будет очень мощное влияние на сценарий, особенно правого толка. Поскольку за ними будет выбор, за ними будет акцент приоритетов, за ними будет некая расстановка. Естественно, у этих людей будут свои авторитеты в информационной среде, в образовательной среде. У этих людей будут достаточно тесные отношения с родителями, поскольку именно родители осознанно или директивно-осознанно, под диктовку – осознанно будут вести их именно в этот путь, в эту рациональную нишу обеспечения того или иного состояния ребенка, превращающегося во взрослую модель наблюдателя-Творца.

И третье состояние, о котором мы говорили, это — управление пространством восприятия. Как ты понимаешь, управление пространством восприятия касается не только самого человека, но и другого. И человек, который научился управлять собственным пространством, он легко может управлять пространством другого человека, если у него нет этого навыка. Если он есть, то этот другой человек очень быстро почувствует влияние на него, так называемую волну мыслеформенных энергий, волну директивных состояний и очень быстро отразит и превратит это либо в дружеский диалог, либо в блок нейтрального состояния.

Таких людей будет совсем мало, менее 0,01%, но они будут. Они будут очень влиятельны, они будут похожи на иллюминатов сегодняшнего дня, но только в проявленном в легальном состоянии и, естественно, такие дети, а их нужно сейчас сотни, будут очень сильно влиять на пространство, образовывать внутренние состояния и поля развития, но уже совершенно другого уровня, другого класса, другой действительности.

Это можно сравнить примерно так же, как если машинист поезда, который едет по железной дороге, имеет специализацию, имеет заслуги, награды, определяется в сравнении с космонавтом, который имеет свой пилотируемый корабль, но летит уже по свободной траектории на любую планету. Разница очень существенная и в знаниях, и в возможностях, и, самое главное, в критериях собственного обучения, потому что третий тип обучения пространства – это не только очень высокопоставленные цивилизации с минимальным агрессивным взаимодействием по деструктивному энергообмену, но это еще и изучение внутреннего пространства возможностей, это бесконечное открытие самого себя до момента восприятия себя единого.

Но это состояние уже похоже на просветление, оно похоже на выход из тела, и это состояние будет достигаться достаточно легко и будет являться как раз той четырехмерной моделью переходного периода, о которой вам мы говорили в самом начале 2011 года и потом в 2012г., 2013г. и т.д. Это то, что я хотел сказать.

Естественно, у каждого из этих детей будет свое будущее. Но важно понимать одно, что состояние инициативы и продвижения и, самое главное, выбора образовательной платформы для каждого ребенка будет определяться сразу же нами Учителями и в директивной форме подаваться как подсказки: куда, какого ребенка определять и в какой степени зависимости от родителей его определять, как некая данность.

И здесь, если ребенку будет показан конструктивный тип развития, управление пространством восприятия, естественно, его родители будут соглашаться на его изоляцию, на предоставление ему свобод, на уединение этого ребенка с теми будущими единомышленниками, с теми детьми, которые являются уже прообразами этого будущего опыта. Он, естественно, сложнее с точки зрения паттернов, с точки зрения подачи, но, с другой стороны, и менее предсказуем. С другой стороны, он дает удивительные результаты.

Что касается будущего первой, второй образовательной платформы, то их будущее понятно, статусно с точки зрения понимания их модели вписывания в сценарий, и оно будет, естественно, востребовано, поскольку у всех остальных, которых вы будете наблюдать в пространстве правого типа сценария, будет только наполнение фантомными рядами. А это уже проходили, это уже неинтересно.

До встречи. Всего доброго, до свидания. Я — Серафим Саровский.

Ведущий: Спасибо.